Меня всегда интересовала батальная живопись. Интерес к военной истории естественным образом породил интерес и к батальной живописи. А хорошо написанная батальная картина скажет порой больше чем иной увесистый фолиант.

В России непревзойденным батальным живописцем был Верещагин. Не умаляя его достоинств,  отмечу, что свои “верещагины”  были у всех великих держав. У немцев был Антон фон Вернер,  живший и творивший примерно в одно время с Верещагиным.  Замечательные картины писал между прочим.

Но вот тут нахожу я не так давно  на сайте Международной военно-исторической Ассоциации статью (http://www.imha.ru/knowledge_base/base-3/1144530110-verner-anton-fon.html), посвещенную Антону фон Вернеру, где с удивлением читаю вот такую его характеристику:
«ВЕРНЕР, фон, Антон, немецкий художник исторической и батальной живописи, родился в 1843 г.
Сделав кампанию 1870-71 гг. в штабе 3-ей армии, Вернер написал много портретов военных деятелей этой войны и в картинах, диорамах и фресках изображал, кроме торжественных событий, связанных с созданием германской империи («Провозглашение Вильгельма I императором»), и такие военно-исторические сцены, как: «Передача письма Наполеона III королю Вильгельму во время битвы при Седане», «Переговоры о капитуляции Седанской армии в Доншери», «Мольтке перед Парижем», «Штурм Шпихернских высот».

Вернер писал также и картины военно-бытового содержания…..

Портретное сходство массы изображенных им исторических лиц и необычная тщательность исполнения в самых больших композициях вызывали восторженные отзывы патриотически настроенной критики. Но сухость и малая психологичность картин Вернера вызывали и резкое порицание, выразившееся в характеристике, сделанной Рихардом Мутером — «В жанрах военного быта у Вернера все на месте, ярко блестит и аккуратно пригнано; портреты его созданы для офицерских собраний, рекрут перед ними вытянется во фронт; в парадных картинах он регистрирует события с добросовестностью протоколиста. Но в великом человеке он не видел ничего, кроме ярко вычищенных сапог и блестящих пуговиц. Государство, быть может, нуждается в таких живописцах, как рота в хорошем фельдфебеле, — но офицерская корпорация искусства составляется из иных элементов».

Не согласен категорически. Прежде чем тиражировать мнение Рихарда Мутера, не мешало бы на картины Вернера посмотреть. На меня, например, производит впечатление психологизм его картины «Переговоры о капитуляции в Доншери». В сети я ее не нашел, поэтому публикую сам, отсканировав из Четвертого тома Всемирной истории Оскара Йегера.

Немецкий "Верещагин"

 

Посмотрим на картину повнимательнее. На ней изображен один из двух моментов национального позора Франции. Только что французский главнокомандующий Вимпфен подписал акт о капитуляции французской Шалонской армии, окруженной пруссаками под Седаном.

Всмотримся в персонажей картины.

Издевательски спокойно сидит в кресле Бисмарк, он близок к осуществлению своей исторической миссии объединения Германии. За ним стоит фактический главнокомандущий пруссаков Мольтке-старший, он только что продиктовал условия победителей, и еще что называется не остыл.
Напротив них тяжело встает из-за стола французский генерал Вимпфен, позор только что подписанной капитуляции как будто придавил его, хотя он в этом виноват менее всего, за сутки до капитуляции в безнадежном положении приняв командование вместо раненого маршала Мак-Магона. За ним как бы крадучась и прячась встает из-за стола генерал Кастельно, первый генерал-адъютант Наполеона III, прибывший выторговывать приемлемые условия содержания в плену своего патрона. Хорошо видно, что ему не по себе.

И я бы еще обратил внимание на фигуру прусского генерал-квартирмейстера фон Подбельского, с задумчиво-осоловелым взглядом сидящего слева от Мольтке. Было от чего осоловеть. Кормить сто тысяч сдавшихся лягушатников предстоит  по должности именно ему.
И мы будем после увиденного соглашаться с Мутером?
И утверждать, что у фон Вернера мало психологизма в картинах?

Не меньше на мой взгляд, чем у Верещагина.

Провозглашение Германской империи 18.01.1871 года в Версале.
Провозглашение Германской империи 18.01.1871 года в Версале.
Берлинский конгресс 1878 год


седан


Впервые опубликовано 30 марта 2011